Территориальные службы:

Служба «Вечная Память»
г. Астрахань


Селенский (Галишников)
Юрий Васильевич

16 июня 1922 - 22 июля 1983

Участник войны
Астраханская область

 

Ю.Селенский: «Мальчишкой я запомнил древнее выражение: «Живые закрывают глаза мертвым, а мертвые открывают глаза живым». Эта скорбная истина долго жила во мне не осмысленной полностью. Чем больше я жил, учился, читал, думал, тем более убеждался в её суровой и непреложной правдивости».

 

«Сегодня - 23 июля - прилетели в Астрахань. Приехали домой в 11 часов вечера. Приняв душ, я сел за стол и стал перебирать накопившуюся почту, которую без нас вынимала из почтового ящика сестра Таня. Из стопки газет взял верхнюю, за сегодняшнее число. Это была «Волга». На последней странице бросился в глаза заголовок «Памяти товарища». Стал читать дальше: «22 июля ушёл из жизни Юрий Васильевич Селенский-Галишников - коммунист, писатель, журналист. Умер хороший человек, верный товарищ и друг, страстно влюблённый в свой родной край, в Волжское Понизовье и его замечательных тружеников. Их трудовые подвиги воспевал он в газетных очерках и книгах, в сценариях своих кинофильмов»...

Я бросился к телефону. Шадрин рассказал, что вначале думали, что у Юры радикулит. Но когда врачи провели тщательное обследование, то оказалось, что у него рак лёгкого, и метастазы уже проникли в позвоночник. Селенский давно болел раком кожи. На лице его то появлялись, то исчезали болячки. Но он к этому привык и успокаивал себя, что с лица воду не пить. Но эта коварная болезнь проникла внутрь организма. Похороны послезавтра в три часа.

25 июля. Два дня почти не спал. Очень подействовала на меня смерть Юрия Васильевича. Ведь вот только недавно мы балагурили и шутили относительно его поездки в Париж, выпустили юмористический «Дихлофос», где он был главным действующим лицом. И вот этого человека не стало. Пока живы его товарищи, мы помним его во всей его неповторимой индивидуальности, которую не передать никаким описанием. Но когда исчезнем и мы, никто не сможет представить его таким, каким он был, останутся только его книги, которые лишь в какой-то мере отразят психологию автора.

И так с каждым писателем, да и просто человеком.

Утром поехал в писательскую организацию. Там уже собрались все писатели. Из Волгограда на похороны Селенского приехал секретарь писательской организации Владимир Богомолов. Венок на могилу он купил в Астрахани, но не было надписи на ленте. Попросили меня, и я быстро написал гуашью: «Юрию Васильевичу Селенскому от писателей Волгограда».

К 12 часам поехали на квартиру Селенского. Юрий Васильевич, уже обряженный, лежал в гробу. А на стене сбоку висела деревянная аптечка, которую он сам же мастерил, и на ней написано: «Тяжело в лечении - легко в гробу». Какая горькая ирония! Он сильно изменился, похудел, оброс бородой. И все же мне казалось, что его отрешённое лицо дрогнет, он откроет глаза, подмигнёт и скажет: «Ну, чего уставились? И не противно вам смотреть на безобразного, обросшего старика?»

В 12 часов гроб повезли в клуб журналистов, где началось прощание с покойным. К выносу тела собрались многие журналисты газет, радио и телевидения... Похоронили Юрия Васильевича на старом кладбище, которое он воспел в своей книге «Не расти у дороги» и которое было закрыто для похорон ещё в апреле. Помню, он тогда бросил фразу: «И тут мне не повезло»…

                                                                                                                      А.С.Марков.

 

Юрий Васильевич Галишников (Селенский) родился в городе Астрахани. Отец Галишников Василий Иванович, 1875 г.р., - из крестьян. Мать Бударина Александра Михайловна, 1897 г.р., - из крестьян. Оба родом из Воронежской области. К моменту рождения сына – совслужащие. Селенский – это псевдоним писателя, выбранный им по названию района Астрахани – Селения, где он родился и провёл своё детство. Истоки его особой юмористическо-ироничной манеры, «ёмкого русского слова с озорнинкой» именно оттуда -- из детства, из городского фольклора, из частушек, припевок, остроумной, живой речи обитателей городских окраин. Позже он объездил, исходил все поволжские и прикаспийские сёла, знал их как свои пять пальцев и отразил свои многочисленные наблюдения в рассказах, повестях и очерках. Юрий Галишников учился в школе и одновременно занимался в аэроклубе – мечтал стать лётчиком. Потом учился на рабфаке рыбвтуза. Литературным трудом начал заниматься, будучи ещё студентом. Первый сборник  рассказов «Если погаснет костёр» вышел в 1963 году. В мае 1966 года после выхода в свет второй книги «Одна тревожная ночь» был принят в члены Союза писателя СССР. При жизни писателя вышли в свет 13 его книг. Последняя книга «Не расти у дороги», в которую вошли две повести «Не расти у дороги» и «Царёво морцо», увидела свет после его смерти.  Работал журналистом областной газеты и радио. 

 

«Просто у каждого бывает детство»

Юрий Васильевич Галишников псевдоним – Селенский – взял по месту рождения. Селение – одна из колоритнейших в прошлом окраина города. Здесь жили кузнецы, бондари, возчики, пристанские рабочие, обеспечивающие своим трудом флотилию маломерных тогда рыболовецких судов. Здесь прошло детство, юность будущего писателя. 
Немного было за плечами Селенского, когда началась война: рабфак, аэроклуб и неполных 19 лет жизни. Курсантом-шлифовальщи­ком попал он в Сталинград в январе 1942 года, ког­да там ещё не начинались бои. А уже в самый разгар боев ему довелось плавать речником на нефтекара­ванах, летать воздушным стрелком, служить авиа­механиком. В 1946 году, после демобилизации на­чинает работать журналис­том, является сотрудником областного радио, а затем газеты «Волга». Позднее оканчивает высшую пар­тийную школу, высшие литературные курсы. Став писателем, целиком отдал­ся литературному труду. 
Селенский — автор значи­тельного количества книг: «Слово о родном» (о селах Травино и Каралат), «Авто­граф на вобле», «Хороша в золе картошка», "Моряна — ветер шалый" и других.
Об одной его книге «Не расти у дороги» хочется поговорить особо. «Эта по­весть не приключения Тома Сойера и его приятеля Гека. Тем более, это не мемуары и не запоздалое исповедание. Просто у каждого бывает детство...», - написал Се­ленский в предисловии к книге «Не расти у дороги». Да, действительно, детство бывает у каждого. У каждо­го оно свое, неповторимое. 
Детство автора прошло на Селении, в старом рабочем районе. Жизнь он узнавал не с парадной стороны, а в точных бытовых подроб­ностях: видел, как работают грузчики - астраханцы на пристанях, как добывают хлеб насущный простые люди. И все это он показал глазами маленького сор­ванца Гошки Потехина. Он дитя улицы, знает город, базары, кладбища. На наших глазах происходят малые и большие события в жизни Гошки. Самое интересное, что мы имеем возможность узнать о последующей судь­бе многих персонажей и оценить их уже глазами Потехина взрослого. 
Ав­тор, Ю. Селенский считал главным героем этой книги Астрахань. И читатели, и астраханские старожилы волею автора не без удо­вольствия могут прогулять­ся по улицам «старого» города: по улице Казанская (ныне Чехова), по бывшим Агарянским рядам (ныне ул. Желябова) и т.д. В кни­ге подробно описаны 15 улиц старой Астрахани. Да, малая родина начина­ется и с улицы, по которой ходишь. Все перечислен­ные улицы красноречиво рассказывают о событиях прошлого. А прошлое у Аст­рахани достаточно интерес­ное. Наш город знаменит своими базарами. Не знал герой книги Гошка в де­тстве слова «рынок». Знал — Исады. Большие Исады, Малые Исады, Селенские Исады. Правда, где-то был ещё Калмыцкий базар, Та­тарский базар, Форпостинский, Коммерческий, Вечерний - всё базары. Рынков не было.
Интересны страницы по­сещения Гошки Потехи­на с дедом Гандуринской косы. Они на бударке, под парусом проплывают сёла: Самосделка, Образцово-Травино (приводится ис­тория названия этих сёл). Описывается природа и животный мир Гандуринс­кой косы. Городской канал Кутум. 
                                  Калиля Ситахметова,зав. методическим отделом Камызякской ЦБС.
 

Дядя Гиляй Волжского понизовъя

Так при жизни называли друзья и коллеги, по аналогии с легендарным королем репортажа Владимиром Гиляровским, замечательного астраханского писателя Юрия Васильевича Селенского.

Говорят, незаменимых нет. Возможно. Но есть неповторимые, что бесспорно. Это люди, о которых бы верующие и атеисты всерьез и в шутку сказали, что их Бог поцеловал в макушку, одарив тем или иным талантом. Люди, которые, в свою очередь, щедро, всей своей жизнью окупали чудесный дар и, завершив зем­ной путь, становились легендами.

Заслуги журналиста и писателя перед родным городом огромны. Без преувеличения, до сих пор в нашем крае нет рав­ных Селенскому по силе таланта, самобытному писательскому стилю, ясности мысли, яркой об­разности, доброму юмору и хлесткой сатире. Хотя можно и представить реак­цию на торжество самого юбиляра, не терпевшего помпезности и славословия. Изничтожил бы аллилуйщиков меткими остротами и шутками! Между тем судьба отпустила ему, так любившему жизнь во всех ее проявлениях, на земное существование до обидного мало. И эта утрата болью отзывается в сердцах тех, кому посчастливилось лично знать Юрия Васильевича.

Многое в Астрахани напоминает о нем. Вот мемо­риальная доска на доме по ул. Коммунистической, 8, где последние годы он жил. Есть улица его имени. А пройдешь мимо прекратившего свое существование рын­ка “Селенские исады” и тихо порадуешься, что Юрию Галишникову вовремя пришла идея взять литературный псевдоним в честь весьма колоритной в прошлом го­родской окраины, где прошло его детство. Главное же, что в домашних библиоте­ках астраханцев есть его книги, к которым хочется обращаться вновь и вновь. Ведь все они о нашем крае и его людях, о которых автор писал с неподкупной честностью и горячей любовью.

Даты-вехи, которые, казалось бы, грех забывать, в повседневной суете вы­скальзывают из памяти. Но спасибо тем людям, которые по долгу службы и по душевной потребности напоминают о них. Один из ближайших друзей Селенского – наш замечательный писатель и краевед А.С. Мар­ков познакомился с Селенским в 1957 году, когда работал в вечерней школе рабочей молодежи и по совместительству - художником-ретушером в молодежной газете “Комсомолец Каспия”. В этом человеке, рассказывает он, подкупали высокий профессионализм, беззаветная любовь к родному краю, глубокая порядочность, искренность, сердечность, верность дружбе, помноженные на яркий талант. Особенно притягательно его поразительное чувство юмора. Юрий Васильевич находил малейший повод для шутки, розыгрыша, эпиграммы. Но все это было с такой добротой, что никого не обижало. Примером тому созданная по его инициативе рукописная газета местной писательской организации “Дихлофос”. “Мы хотим вынуть бревно из собственного глаза, прежде чем разглядывать соринку в чужом”- таково было кредо этого сатирического из­дания.

Исключительно чутким и доброжелательным было отношение Селен­ского к молодежи. О том, как помогал советами Юрий Васильевич в 70-е го­ды ему, юноше, только что шагнувшему на творческий путь, рассказал астра­ханский поэт Борис Свердлов.

Ко времени моего прихода литсотрудником в газету “Волга” (1972 г.) Юрий Васильевич там уже давно не работал. Тем не менее частенько наве­дывался, к великому удовольствию коллег-журналистов. Как же мне было лестно, когда однажды летом такой уже маститый писатель пригласил меня после работы прогуляться по роскошному в те годы парку 17-й пристани. Часа три как минимум просидели мы на скамейке в тенистой аллее, и я зачарованно слушала его увлекательнейшие рассказы о детстве, истории милых селенских улочек, колоритных городских типажах. Уже после смерти Юрия Васильевича вышла его последняя книга “Не расти у дороги”, и в ней я находила те самые эпизоды его биографии.

И в редакции газеты «Волга» до сих пор помнят его розыгрыши, живы и легенды, о которых рассказала на встрече обозре­ватель “Волги” Нина Куликова. Вот одна из них. Как-то собкор Юрий Селенский отправился в шестидневную командировку на Каспий, в килечную экспедицию. С присущей ему оперативностью написал шесть репортажей с места событий и договорился с судовым радистом, что тот каждый день будет по-одному передавать их в редакцию. А сам в это время отправился в Кисловодск. Утром просыпается в санатории, выходит на крыльцо, а навстречу ему... собственной персоной редактор род­ной газеты Михаил Гаврилович Южаков. Оказалось, в Кисловодске собрали на зональный семинар редакторов южной зоны России. Что было дальше, легенда умалчивает, остается толь­ко догадываться.

Селенский очень любил путешествовать. Пределом его мечтаний был Париж. И не случайно. Задумал он написать повесть о пребывании Александра Дюма в наших краях. “Увидеть Париж - и умереть”, - пошутил он с друзьями. Шутка оказалась трагически пророческой: спустя несколько месяцев после возвращения из Франции писа­теля не стало. А какая бы это могла быть увлекательная книга... “О Дюма надо писать так же, как он сам, - делился Юрий Васильевич. - Весело, с огром­ной долей занимательности и еще большей долей вранья”.

Сколько прекрасных творений оставил нам Юрий Селенский: «Две пригоршни моря”, “Крутая рамень”, ”Срочно меняется квартира”, “Свал глубин”, “Моряна - ветер шалый”, “Не расти у дороги”, “Одна тревожная ночь”, масса рассказов. Теперь их уже не найти в книжных магазинах, а жаль… Юным посетителям музея культуры стоит задержаться у стен­да с ними, а после пойти в библиотеку и попросить почитать. Уверяю, скуч­но не будет!

                                                                                              М. Гурьянова.

 

 

В редакции «Волги»  с такими её сотрудниками, как, например, Юрий Васильевич Селенский, скукоты просто быть не могло! Вспоминаю. Фёдор Ефстафьевич Субботин в своём кабинете. С утра крутит телефон - нашёл на столе записку, что ему срочно надо позвонить туда-то. Субботин - человек основательный и фигурой, и характером, стоит до конца - крутит! В дверь заглядывает Селенский: «Ну, как, Фёдор?»  - «Да всё время занято!» Юрий Васильевич возмущается: «Ну, ты, Фёдор!..» За дверью давится от смеха редакция. Все, кроме Фёдора Ефстафьевича, знают: крутит он свой номер. И подсунул этот номер ему переживающий рядом Селенский. Потом, конечно, Юрий Васильевич будет «уходить» от Фёдора Ефстафьевича, но это потом. А явление в коридорах редакции циркового клоуна с увесистой палкой - шел «на Вы» к тому же Селенскому? Это в историю астраханской журналистики вписать надо.

А поединок с тем же Юрием Васильевичем главного редактора Южакова? Подчиненный «достал», выражаясь нынешним языком, своего босса рассуждениями: мол, быть главным - не значит быть к тому же журналистом, тем более хорошим. Южаков терпел-терпел и выдал так, что Юрий Васильевич зачесал затылок и публично признал: главные редакторы тоже, оказывается, бывают журналистами. Даже хорошими.

Мне скажут, сам баечник, вот байки и вспоминаешь! Какое отношение этот редакционный юмор имеет к творчеству сотрудников газеты? К жизни в их произведениях? А вот какое. У Селенского вышла маленькая книжка под названием «Пешком с пустым мешком». По сравнению с другими его книгами - крохотуля. Но! Когда её прочитали члены приёмной комиссии, они, отхохотавшись, единогласно решили: такому автору членом Союза писателей СССР быть непременно.

                                                                                             Станислав Сендюков.

 

Юрия Селенского ул.

Ленинский район
Имени Селенского (Галишникова) Юрия Васильевича (1922-1983), астраханского писателя
В 1920 г. Поперечно-Волжская ул. (ранее - Поперечный 1-й пер.) переименована в Нижегородскую ул. В 1924 г. в нее включена улица без названия (поперечная в Бондарном поселке, продолжение 1-й Поперечно-Волжской). В 1936 г. Нижегородская ул. переименована в Кузбасскую ул. В 1989 г. Кузбасская ул. переименована в Юрия Селенского ул.

 



Памятник


Елена
Наиль
На Старом кладбище по ул. С.Перовской. После входа с левой стороны
  • Молитвы...
  • Уход за могилой, восстановление памятника, ритуальные услуги...
  • Поминальные обеды...
  • Другие услуги...

  • Почтить память

    Выбранное изображение будет отображаться под фотографией памятника

    и(или) оставить слова памяти

    Ваше имя: *
    Ваш email: показывать email на сайте
    Заголовок:
    Текст 
    Число на картинке:*  
    Слова памяти предварительно поступают администратору сайта.
    Звездочкой * отмечены обязательные для заполнения поля.

    Почтили память:

    Всего слов памяти: 1.
    Владимир
    4 августа 2013 19:12
    Юрий Селенский
    На Селенских Исадах его вспоминают не часто...
    Видно что-то забылось, - "замылилась" память людей.
    А стихи-то читают! Да, братцы, читают и баста!
    Человек человечный и лучший поэт-чародей...
    Дина Немировская
    14 августа 2013 07:58
    Юрий Селенский
    Он с нами всегда, у дороги...

    Вот уже тридцать лет, как нет с нами Юрия Васильевича Селенского (1922 – 1983).

    Трудно говорить о писателе в прошедшем времени. Тем более о любимом всеми астраханцами и не только… Но вспоминается о Селенском светло и легко.

    Уйдя из жизни на шестьдесят втором году, он оставил богатое наследие: это и ранние, тоненькие, но неизменно талантливые книги, подобные «Автографу на вобле» или «Пешком с пустым мешком». Это и объемная «Крутая рамень», объединившая четыре повести о Нижней Волге и Северном Каспии, и книга повестей и рассказов «Моряна – ветер шалый» (Нижне-Волжское издательство, 1980 г.), куда, помимо авантюрных похождений квартирного маклера Севы Булочки, читать о которых теперь без улыбки невозможно, вошла повесть «Свал глубин», где писатель остаётся верен своей теме – пишет о речниках и моряках Волги и Каспия.

    Река и море у Селенского живые. Они являются одухотворёнными героями повествования, и в этой неразрывной связи людей и природы – свое-образие творческого почерка автора.

    Юрий Галшиников родился в Астрахани и поэтому позже выбрал себе чисто астраханский псевдоним. Родители разошлись рано, но лишь много лет спустя Юрий Васильевич узнал о том, что его отец был репрессирован и реабилитирован посмертно. Свои детские похождения Селенский живо и сочно описал в повести «Не расти у дороги» - последнем завершённом произведении. А ведь оставалось столько замыслов: например, о пребывании в Астрахани Дюма…

    О Юрии Селенском писали, пишут и будут еще долго писать и вспоминать. В своей книге «Встречи в пути» Игорь Бодров пишет: «Нелегко жилось Юрию Селенскому, как, впрочем, и всякому талантливому писателю, не обменивающему своё произведение ни на милость вышестоящих покровителей, ни на пресловутого золотого тельца. Наветы, зачисление в ранг ненадёжных (Юрия Селенского местные власти не выпускали даже в туристическую поездку за рубеж), вынужденная газетная подёнщина вопреки большим литературным замыслам, упрёки в очернительстве»…

    Но всё это не сломило писателя. Он остался верным своему призванию, своей родной Астрахани, хотя и были предложения перебраться в столицу.

    Один из центральных журналов окрестил Юрия Селенского «газетным поэтом Прикаспия». Столь высоко оценивалась его многолетняя журналистская работа в областной газете «Волга»…

    На страницах этой и по сей день самой читаемой в нашем городе, да и не только в нём, газеты печатались замечательные очерки Селенского о рыбаках Волги и Южного Каспия, о чабанах и овощеводах, художниках и актёрах, размышления о судьбе удивительной природы Волжского Понизовья, исторические эссе о прошлом Астраханского края.

    Есть в Астрахани улица Селенского, «где он рос и куда, уже будучи взрослым, не раз возвращался, любуясь этими улочками своего детства, которые любому, не связанному с ними особым чувством, показались бы грязными и запущенными», - делилась своими воспоминаниями о совместной работе в редакции с Юрием Селенским журналистка Ирина Юрченко.

    Нам, заставшим писателя при жизни, редкостно повезло. Шутник и острослов, изрекший однажды: «Если когда-то что-то и прославит писательскую организацию, так это «Дихлофос». В этой, по выражению художника Александра Камкина, «достаточно интеллигентной худо-бедно литературной очень-очень филологически озабоченной стенгазете» многие рубрики были придуманы Ю.В. Селенским. Он был автором «Мемориала» - взгляда в прошлое…».

    «Стенгазета «Дихлофос», - как вспоминает А.С. Марков, - выпускалась в самые «застойные годы». Несмотря ни на что, жизнь в писательской организации била ключом. Газета выходила регулярно и вывешивалась в чайной. Чайную стали называть дихлофосной. Потом Селенский умер. Произошёл сбой. Не стало руководящего и вдохновляющего начала…».

    Юрий Селенский с мальчишества запомнил давнее выражение: «Живые закрывают глаза мёртвым, а мёртвые открывают глаза живым». Давайте же не забывать эту скорбную истину.

    …А похоронен Юрий Васильевич всё же у дороги. И, проходя по старому астраханскому кладбищу, невдалеке у ворот, остановитесь и положите цветы на памятник в виде белой мраморной книги. Книги жизни.


    Наши контакты

    Адрес: 414018, г. Астрахань, ул. Вавилова, д. 4 г
    Тел: 73-73-70. E-mail:
    Вечная Память © 2012‑2020

    Рейтинг@Mail.ru